Величайшие открытия в фармакологии

В течение короткого времени — 30 лет с 1920-х по 1950-е годы, в области фармакологии было совершено больше великих открытий, чем в любой другой сопоставимый отрезок времени в истории человечества.

До этого за любым важным открытием в медицине следовал длительный период практически полного отсутствия прогресса и развития.

После совершения четырёх медицинских переворотов — открытия сульфаниламидов, пенициллина, витаминов и половых гормонов, нововведения в медицине «стали на поток».

Сульфаниламиды

Сульфаниламиды, безо всякого сомнения, самые распространённые и одни из лучших антибактериальных препаратов. Ни одна из групп противомикробных препаратов не была так эффективна в лечении столь большого количества разнообразных инфекций — от пневмонии, гонореи и сепсиса до газовой гангрены и сибирской язвы.

Роль сульфаниламидов в профилактике инфекционных заболеваний так же велика, как и в их лечении. С началом использования сульфаниламидных препаратов было спасено бесчисленное количество жизней, особенно — раненых солдат. Сульфаниламиды позволили значительно снизить количество послеоперационных осложнений обусловленных инфекцией (что было особенно важно для военных врачей) и расширили возможности хирургов. Но один из аспектов применения этих препаратов ещё больше подчёркивает их важность — сульфаниламиды придали практическое значение химиотерапии, лечении внутренних болезней химическими соединениями.

Начало применения химиотерапии, как средства лечения заболеваний, относится к 1910 году — когда Пауль Эрлих ввёл в медицинскую практику Сальварсан. Однако за 25 лет, прошедших после этого, ничего нового в области химиотерапии не появилось, пока в 1935 году на сцену не вышел Стрептоцид (открытый Герхардом Домагком), затем — другие сульфаниламиды — и новые методы лечения стали стремительно развиваться, поскольку изменилась сама концепция понятия «химиотерапия». Пауль Эрлих и почти все его последователи рассматривали средства для химиотерапии как «волшебные пули», то есть хотели найти такие протоплазматические яды, которые убивали бы микробов, но не причиняли вреда клеткам человеческого организма. К сожалению, «волшебных пуль» практически не существует — большинство протоплазматических ядов так же сильно вредят человеку, как и микробам.

Затем, когда Стрептоцид и другие сульфаниламиды доказали свою удивительную эффективность в лечении и профилактике инфекционных заболеваний, старые теории химиотерапии были пересмотрены, поскольку сульфаниламиды не являются протоплазматическими ядами. Фактически, сульфаниламиды не являются даже бактерицидными средствами, поскольку их прямое действие не уничтожает микробы, они являются бактериостатическими препаратами, то есть они задерживают рост и развитие возбудителей инфекций, нарушая обмен в бактериальной клетке. Это ослабляет микроорганизмы, что позволяет защитным механизмам организма справиться с инфекцией.

В настоящее время создание новых противомикробных препаратов опирается на данные об обмене веществ у патогенных микроорганизмов, что позволяет синтезировать химические соединения, нарушающие наиболее важные звенья метаболизма у возбудителей различных инфекций. И хотя множество новых сверхэффективных противомикробных средств не относится к группе сульфаниламидов и значительно превосходит их по эффективности, современная химиотерапия опирается на те же теоретические основы, которые были сформированы с появлением обыкновенного Стрептоцида.

Пенициллин

Спустя всего несколько лет в широкую медицинскую практику был введен Пенициллин — химическое вещество, во многих отношениях превосходящее сульфаниламиды. Это антибактериальное средство было получено из микроскопического грибка под название Penicillium notatum. В 1929 году этот грибок «вторгся» в культуру стафилококков, над которыми в то время экспериментировал английский бактериолог Александр Флеминг.

Флеминг заметил, что на тех участках, где разрослась плесень, пропали стафилококки и сделал заключение, что грибок и микробы «не уживаются» друг с другом. Сделав несколько исследований, он пришёл к выводу, что был прав, и «антибиоз» между плесенью и стафилококками существует. Поскольку плесень убивала не все микроорганизмы, а лишь некоторые их виды, Флеминг использовал плесень для того, чтобы исключать из смешанных культур те виды микробов, которые она уничтожала.

После появления сульфаниламидов учёные снова обратили пристальное внимание на пенициллиновую плесень и другой английский учёный, профессор Говард Флори, в 1940 году извлек из культуры гриба коричневую порошкообразную субстанцию, которая оказалась мощнейшим антибактериальным средством, со спектром действия даже более широким, чем у сульфаниламидов.

Сразу после выделения в чистом виде пенициллин был подвергнут множеству клинических испытаний. Оказалось, что в отличие от сульфаниламидов, которые замедляли или останавливали размножение бактерий, пенициллин убивал микроорганизмы, причём даже в тех случаях, когда сульфаниламиды были бесполезны или малоэффективны. Например, пенициллин оказывал антибактериальное действие в присутствии гноя и тканевой жидкости, а это обусловило его огромную ценность в лечении таких состояний как остеомиелит, эмпиема, сложные инфицированные переломы, плохо заживающие инфицированные раны и ожоги, заболевания, вызванные золотистым стафилококком и другими кокками. Кроме того, пенициллин давал меньше токсических осложнений, что нередко случалось при интенсивном лечении сульфаниламидами.

Витамины

Открытие витаминов, имеющее огромную важность, особенно значимо тем, что изменило саму медицину. До открытия витаминов среди медиков господствовало мнение, что более или менее стабильное общее состояние здоровья у того или иного человека можно лишь поддерживать на приемлемом уровне. Поэтому широко рекомендовались правильный режим труда и отдыха, чистота, физические упражнения, свежий воздух и правильное питание. В остальном приходилось полагаться на «борьбу с инфекцией» при помощи антисептиков и вакцинации.

С развитием современной науки о питании — нутрициологии, важной частью которой является витаминология, появилось представление от том, что человек может быть не болен, но в то же время и не здоров, как, например, при так называемых «субклинических состояниях», когда человек не является явно больным, но его здоровье далеко от хорошего. Также выяснилось, что предрасположенность ко многим заболеваниям, в том числе инфекционным, может быть следствием нарушений в питании, недополучения витаминов — гиповитаминозов, которые, кроме того, ведут к нарушениям роста, развития и быстрому старению организма.

Современная наука о питании, наши знания о витаминах привели к увеличению продолжительности жизни, снижению количества различных заболеваний и общему улучшению здоровья людей.

Половые гормоны

Гормоны и гормональные препараты — веха современной медицины, о которой большая часть людей относительно мало информирована, хотя это огромное достижение, сильно повлиявшее на методы лечения заболеваний.

К открытию женских половых гормонов — эстрогенов, привело научное любопытство и смелая догадка. Когда в яичнике созревает яйцеклетка, её окружает небольшое количество желтоватой фолликулярной жидкости (liquor folliculi). Свойства и функции этой жидкости никто не исследовал до 1922 года, когда доктор Эдгар Аллен из колледжа медицины университета Сент-Луиса получил с бойни несколько вёдер яичников и вместе с женой обработал их на собственном кухонном столе, собрав немного фолликулярной жидкости. Затем с помощью своего коллеги, доктора Эдварда Дойзи, ему удалось очистить её и определить химическое строение гормона. Это сделало возможным выделение кристаллического эстрогена в 1929 году, а в 1936 году эстроген был получен искусственным путём.

Открытие в 1927 году мужского полового гормона — андростерона, принадлежит Лемюэлю МакГи, работавшему на кафедре физиологии Чикагского университета.

Половые гормоны оказались чрезвычайно эффективны в лечении разнообразных расстройств, включая нарушения половой и репродуктивной функций. Также их открытие позволило разработать новые, очень точные тесты на беременность.

Наиболее важным последствием открытия половых гормонов для медицины, как науки, стало выяснение механизмов сложной работы желез внутренней секреции, регулирующих рост и развитие организма, обмен веществ, половую и репродуктивную функцию и др. — почти всех процессов, происходящих в организме.





Почему у мужчин есть кадык?

Почему у мужчин есть кадык?

Согласно библейской притче, когда Ева уговорила Адама попробовать то самое яблоко, оно застряло у него в горле, и с тех пор все мужчины рода человеческого получали бугорок на горле в качестве назидания за грехопадение своего предка. Такова одна из любопытных версий происхождения «адамова яблока», или кадыка — ведь он есть только у мужчин.